Молитвы миллионов православных христиан будут услышаны Богом, и все козни врагов рассеются, как дым

Интервью с протоиереем Анатолием Затовским ко Дню Крещения Руси. 

Протоиерей Анатолий Затовский — известный киевский священник, многолетний настоятель Макариевского храма на древней Юрковице-Татарке (с 1984 по 2006 гг.), председатель Всеукраинского православного педагогического общества. Отец Анатолий длительный период исполнял обязанности благочинного Второго Шевченковского благочиния Киева, сейчас несет послушание настоятеля храма иконы Божией Матери «Всецарица-Пантанасса» (при 9-й городской больнице, на Сырце) и духовника Северного викариатства столицы. Во время празднования 1000-летия Крещения Руси в 1988 году он входил в организационный комитет по подготовке Тысячелетнего юбилея, исполнял обязанности ответственного редактора церковного журнала «Православний вісник».

— Отец Анатолий, на пороге празднования 1030-летия Крещения Руси хотелось бы узнать, как отмечалось это событие 30 лет назад, в 1988 году, еще в советское время?

— Это было знаменательное событие не только для Украины и бывшего СССР, но и для всего мира. Еще за два года до этого юбилея был создан оргкомитет по подготовке к 1000-летию Крещения, и я входил в этот оргкомитет, мне была поручена организация молебна на Владимирской горке. Мы также готовили специальный выпуск журнала, посвященный этому великому событию. Конечно, на всем советском пространстве верующие России, Украины, Грузии, Белоруссии, Молдавии и других республик с волнением ждали, как будет отмечаться этот юбилей. Все ждали перемен в отношениях Церкви и государства.

Так вот, на одном из заседаний в горсовете присутствовало духовенство, уполномоченный по делам религии, представители государственных структур. Они говорили, мол, это сугубо церковный праздник, и государство никак не должно в нем участвовать, поскольку Церковь отделена от государства и тому подобное. Но в это время уже подготовка к грядущему 1000-летию Крещения Руси получила большую огласку за рубежом, в православном мире других стран, особенно в братских славянских народах, а также в среде зарубежной эмиграции. И поэтому это событие уже имело международный резонанс. И отношение власть предержащих кардинально изменилось. Стала разрабатываться специальная программа, в Оперном театре намечались торжества и концерт духовной музыки. Это впервые за 70 лет советской истории!

Помню, мы собрались в Киевской городской администрации у уполномоченного для обсуждения программы проведения торжеств в городе, были представители милиции, ГАИ, отвечавшие за обеспечение порядка. Ведь речь шла о том, что после литургии во Владимирском соборе будет совершен крестный ход вокруг собора, а потом через час-два состоится молебен на Владимирской горке. Замечу, что в советское время такие мероприятия были невиданным новшеством, крестные ходы были запрещены. А я по молодости во всеуслышание и заявил: «Так давайте крестным ходом пройдем от собора на Владимирскую горку, с песнопениями, молитвой!..» На меня тут же зашикали чиновники, мол, вы не представляете, это нужно перекрывать движение, выставлять оцепление и прочее. Я не унимался, говорю, что можно пройти по тротуару, по бульвару. Но меня осадили и дискуссия закончилась.

Но люди с духовенством все равно после службы шли на Владимирскую горку, многие несли иконы. И сам молебен был настолько возвышенным, торжественным, что благодать Божия обильно изливалась в сердца людей и наполняла небесным благоуханием и небо, и землю, и все вокруг…

Все понимали, что с Церкви спадают цепи атеизма, что наступают новые времена. Во время молебна начался проливной ливень, и казалось, что вместе с молитвенной радостью, небо оплакивает миллионы жизней, пострадавших за семь десятилетий атеизма, что Церковь ждут лучшие времена.

— А каким был резонанс в светском обществе, ведь по телевидению, радио, в газетах прозвучали репортажи о праздновании 1000-летия не только в Киеве, но и в Москве, во многих городах?

— Да, по центральным телевизионным советским каналам были показаны эти торжества и даже посвятили несколько телевизионных передач Тысячелетию Крещения. Общество пребывало в изоляции, и вдруг народ узнает, что наша история началась не в 1917 году после революции, как нас учили в школах и вузах, а имеет тысячелетнюю давность. Что христианство стало той закваской, которая обогатила впоследствии и нашу культуру, и науку, сформировала менталитет народа, его лучшие качества. Что Крещение Руси определило наш цивилизационный выбор, на протяжении столетий после Крещения Церковь Христову украсило бесчисленное множество угодников Божьих, святых мужей и жен, князей, полководцев, ученых и писателей – наших соотечественников.

Бывшее атеистическое общество совсем иначе посмотрело на Церковь, стали выпускаться новые книги, сниматься кинофильмы, т.е. с Церкви была снята цензура молчания, хотя не повсеместно, но какой-то главный и важный рубеж был преодолен.

— Я помню, батюшка, Ваше интервью в советской газете «Вечерний Киев» в 1989 году, была опубликована и Ваша фотография. Вы рассказывали о том, как стали священником, как, оставив научную деятельность в Украинском научно-исследовательском гидрометеорологическом институте, посвятили себя служению Церкви Христовой, чтобы продолжить династию священнослужителей Затовских.

— Да, мой отец Леонид Затовский († 1990), дядя Всеволод Затовский, дедушка Михаил Затовский († 1953) – были почитаемыми в народе пастырями. А дядя отца — протоиерей Иоанн Затовский принял мученическую кончину — расстрелян в 1938 г. в Черкассах и в 1998 г. причислен к лику святых новомучеников. Конечно, в том интервью я не говорил о репрессиях, но говорил о нашей вере, о христианских ценностях. Церковь привлекала внимание людей. Советская идеология себя исчерпала, эксперимент построения рая на земле без Бога потерпел поражение. Как раз в то время и журналисты, интеллигенция, ученые, и простой народ потянулись в храмы за глоточком свежего воздуха. Люди пожелали креститься, венчаться. Представьте только, в одном нашем Макариевском храме за один день мы крестили одновременно по 30 человек взрослых!

Помню и такой случай. Одна семья, отдыхая в Крыму, увидела репортаж из Киева о праздновании 1000-летия Крещения Руси и специально прилетела в Киев, чтобы принять таинство Крещения. И я крестил эту семью. Также многие дети спрашивали у своих родителей: «А я крещен?» И шли креститься.

— Можно сказать, что 1000-летие Крещения Руси открыло новую страницу в церковной истории?

— Безусловно. И не только в истории, но и во взаимоотношениях Церкви и государства. Начали открываться, реставрироваться и строиться новые храмы (этот процесс наметился ещё в 1987 году, но после празднований развернулся с новой силой). После 1000-летия Крещения Руси были официально изменены советские правила регистрации православных приходов. Уже не требовалось собирать в общину «двадцатку», разрушенные храмы передавались властями массово. По всему СССР регистрировалось более полутора сотен общин ежедневно.

Всё больше людей стало обращаться к Богу, уже можно было купить Библию, стала появляться церковная литература. В 1989 г. на митинге в Быковне я впервые служил панихиду по жертвам Сталинских репрессий. Было море людей. Представители Церкви перестали быть инородным телом в обществе. Помню, когда мы выходили из Оперного театра, мой отец протоиерей Леонид Затовский тогда с удивлением сказал: «Никогда не думал, что доживу до того времени, когда смогу пройти в рясе по городу…»

— Отец Анатолий, большой соблазн в жизнь Церкви принес бывший митрополит Филарет, учинив раскол. Можно сказать, что враг рода человеческого позавидовал духовному возрождению в Украине. И сейчас мы особенно остро ощущаем «плоды» раскола накануне 1030-летия Крещения Руси…

— Еще покойный Митрополит Владимир напоминал духовенству: «Не думайте, что можно почивать на лаврах. Нужно быть готовым к любым испытаниям». А святитель Иоанн Златоуст учил, что «самое опасное гонение на христиан – это отсутствие гонений». Господь попускает различные испытания, чтоб мы молились, старались, не расслаблялись. Поэтому я часто напоминаю нашим прихожанам, что Церковь – это не отец Анатолий, и не Митрополит Онуфрий, а что каждый из нас представляет Церковь и каждый несет за нее ответственность. Я думаю, что молитвы миллионов православных христиан в дни юбилейных торжеств 1030-летия Крещения Руси будут услышаны Богом, и все козни врагов рассеются, как дым.

С протоиереем Анатолием Затовским
беседовал Сергей Герук

Сайт Киевской Митрополии

Оставить комментарий

Сохранен как Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *